Пошехонская старина

Погружение в русскую хтонь

18+

Большая сцена

1 час 30 минут

Постановочная группа

Постановка, инсценировка — Алексей Шавлов (г. Минск)

Сценография, костюмы — лауреат Национальной театральной премии «Арлекин» Любовь Мелехина

Хореография — Анастасия Радостева

Свет — Евгений Козин (г. Пермь)

Хормейстер — Лариса Клещина

Музыкальное оформление — Василий Шипицын

Действующие лица и исполнители

Заслуженный артист РФ Анатолий Радостев — Староста Федот, Фёдор Васильевич Струнников, мужик Ерёма, сынок Стёпка, шестая кукушка, садовник Иван Сергеевич

Галина Кудымова — Анна Павловна Затрапезная, Eleanor

Мария Демидова — Мавруша, Александра Гавриловна Струнникова, Лукерья, голова Аришки, Марфушка, сынок Стёпка, четвертая кукушка, столоначальник, Тузов, Снежанна с Хитровки

Эдуард Щербинин — Василий Порфирьевич Затрапезный, повар Тимошка, туловище Наташки, мужик Харитон, сынок Стёпка, третья кукушка, портной Велифантьев, прохожий, хозяин мастерской, Duran

Марина Рукавицына — Серёга, голова Наташки, мужик Евграф, сынок Стёпка, вторая кукушка, палатский секретарь Иван Иванович, Сélestine, Rebecca

Анастасия Бражникова — ключница Акулина, туловище Аришки, сынок Стёпка, первая кукушка, Синегубов, Vivien

Андрей Минин — Павел, Федул Ермолаевич Ермолаев, Серёжка-фалетур, голова Карлицы Польки, Кирюшка, сынок Стёпка, пятая кукушка, палатский секретарь Иван Иванович, Антон Мяловский, Силантий Стрелков, Архип, Christophe

Василий Шипицын — мужик Аристарх, кормчий, туловище карлицы Польки

Людям с ослабленным вестибулярным аппаратом посещение спектакля не рекомендуется!

Хтонь в 2-х действиях / По роману М. Салтыкова-Щедрина

Личность сложнее художественного образа тем, что её трудно классифицировать. Ведь в искусстве как? Есть герои и злодеи, порядочные и беспринципные, альтруисты и эгоисты. Но пытаясь втиснуть в эти рамки живого человека, вы увидите, что он там не укладывается, а его поведение более зависит от сиюминутных обстоятельств и легко меняется в зависимости от ситуации.

Спектакль — нескольких отдельных историй, рассказывающих об отношениях людей связанных крепостным правом. Стараясь уйти от привычной дихотомии «угнетённый-крестьянин — угнетатель-помещик», постановка рисует картину нравов и характера народа — во всём его многообразии и противоречивости.

И получается, что не только крепостничество с его строгими отношениями «господства-подчинения» отравляет души людей. А что-то исконное, куда более глубокое и мрачное. То, что мы можем назвать «русской хтонью».

Фотогалерея